Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
18:04 

Ваши любимые стихи

Wandering_bullet
le diable est dans les détails|| гействую круглыми сутками
Девушки!
Подобный постик уже был, но довольно давно, если мне память не изменяет)
Поделитесь своими любимыми стихотворениями? Не важно, на каком языке, интернет авторов или классиков.
Стихо-тред, в общем!
запись создана: 07.01.2015 в 12:57

@темы: Клуб по интересам: поэзия/цитаты/высказывания, Общение: поговорим?

Комментарии
2015-01-07 в 13:00 

solmy
... и не стоит лезть ко мне в душу. у меня ее нет...
Ф.Г. Лорка

Любовь до боли, смерть моя живая,
жду весточки - и дни подобны годам.
Забыв себя, стою под небосводом,
забыть тебя пугаясь и желая.

Ветра и камни вечны. Мостовая
бесчувственна к восходам и заходам:
И не пьянит луна морозным медом
глубин души, где темень гробовая.

Но за тебя шел бой когтей и лилий,
звериных смут и неги голубиной,
я выстрадал тебя, и вскрыты жилы.

Так хоть бы письма бред мой утолили,
или верни меня в мои глубины
к потемкам, беспросветным до могилы!

и вот еще это
...И в полночь на край долины
увел я жену чужую,
а думал - она невинна.

То было ночью Сант-Яго -
и, словно сговору рады,
в округе огни погасли
и замерцали цикады.
Я сонных грудей коснулся,
последний проулок минув,
и жарко они раскрылись
кистями ночных жасминов.
А юбки, шурша крахмалом,
в ушах у меня дрожали,
как шелковая завеса,
раскромсанная ножами.
Врастая в безлунный сумрак,
ворчали деревья глухо,
и дальним собачьим лаем
за нами гналась округа.

За голубой ежевикой
у тростникового плеса
я в белый песок впечатал
ее смоляные косы.
Я сдернул шелковый галстук.
Она наряд разбросала.
Я снял ремень с кобурою,
она - четыре корсажа.
Ее жасминная кожа
светилась жемчугом теплым,
нежнее лунного света,
когда скользит он по стеклам.
А бедра ее метались,
как пойманные форели,
то лунным холодом стыли,
то белым огнем горели.
И лучшей в мире дорогой
до первой утренней птицы
меня этой ночью мчала
атласная кобылица...

Тому, кто слывет мужчиной,
нескромничать не пристало.
И я повторять не стану
слова, что она шептала.
В песчинках и поцелуях
она ушла на рассвете.
Кинжалы трефовых лилий
вдогонку рубили ветер.
Я вел себя так, как должно,-
цыган до смертного часа.
Я дал ей ларец на память
и больше не стал встречаться,
запомнив обман той ночи
в туманах речной долины,-
она ведь была замужней,
а мне клялась, что невинна.

2015-01-07 в 13:01 

синусоида.
binary bauz
только не "трейд", а "тред" )))

2015-01-07 в 13:02 

Ethera
I'll put a gun to your head and pull the fuckin' trigger. (c)
Ах, какая была держава!
Ах, какие в ней люди были!
Как торжественно-величаво
Звуки гимна над миром плыли!

Ах, как были открыты лица,
Как наполнены светом взгляды!
Как красива была столица!
Как величественны парады!

Проходя триумфальным маршем,
Безупречно красивым строем,
Молодежь присягала старшим,
Закаленным в боях героям -

Не деляги и прохиндеи
Попадали у нас в кумиры...
Ибо в людях жила - идея!
Жажда быть в авангарде мира!

Что же было такого злого
В том, что мы понимали твердо,
Что "товарищ" - не просто слово,
И звучит это слово гордо?

В том, что были одним народом,
Крепко спаянным общей верой,
Что достоинства - не доходом,
А иной измеряли мерой?

В том, что пошлости на потребу
Не топили в грязи искусство?
Что мальчишек манило небо?
Что у девушек были чувства?

Ах, насколько все нынче гаже,
Хуже, ниже и даже реже:
Пусть мелодия гимна - та же,
Но порыв и идея - где же?

И всего нестерпимей горе
В невозможности примирений
Не с утратою территорий,
Но с потерею поколений!

Как ни пыжатся эти рожи,
Разве место при них надежде?
Ах, как все это непохоже
На страну, что мы знали прежде!

Что была молода, крылата,
Силы множила год за годом,
Где народ уважал солдата
И гордился солдат народом.

Ту, где светлыми были дали,
Ту, где были чисты просторы...
А какое кино снимали
Наши лучшие режиссеры!

А какие звенели песни!
Как от них расправлялись плечи!
Как под них мы шагали вместе
Ранним утром заре навстречу!

Эти песни - о главном в жизни:
О свободе, мечте, полете,
О любви к дорогой отчизне,
О труде, что всегда в почете,

И о девушках, что цветами
Расцветают под солнцем мая,
И о ждущей нас дома маме,
И о с детства знакомом крае,

И о чести, и об отваге,
И о верном, надежном друге...
И алели над нами флаги
С черной свастикой в белом круге.


© Юрий Нестеренко

2015-01-07 в 13:11 

PowerPo
из последнего

Она слышит тебя, говори, говори.
Она – каменный лев всех пустынь и любых территорий.
Что у камня внутри?.. Только камень у камня внутри.
Лев срывается с места и прыгает в море.
Чёрное небо накроет его, как плед.
Чёрное море смыкает над ним очи.
Что у моря внутри?.. В его сердце – каменный лев
всех одиночеств.

Там, за этой чертой, полосой, поделённой на две,
где кричат: твоя очередь, зверь, не тяни, прыгай в пламя,
лев не прыгнет в кольцо, потому что он больше не зверь,
он спрессованное молчание,
серый камень.

Говори, говори! Перекрой эти трубы и медь,
этот бред, этот страх, эту брань и горящие кольца,
лев услышит тебя, он вчера был готов умереть,
а сегодня он вышел на берег и смотрит на солнце.

Говори, не молчи, высыхают сады и ручьи,
выгорают последние дни, сокращаются сроки,
мы на грани, мы смотрим на пламя, мы больше ничьи,
пролистай, перечти, отмотай эти старые плёнки,

нарисуй этот берег и всё, что за ним, и ещё
расплети этот узел, придумай другую развязку,
чтобы ком этот в горле растаял, распался, ушёл,
чтоб пропал этот смог, этот мрак, этот ток, эта тряска…

Она слышит тебя, не молчи, говори, говори.
Только нем горизонт, безответен, беззвучен, безнотен…
Голоса всей земли переходят то в шёпот, то в крик.
Лев плывёт по волне,
лев плывёт по волне,
он свободен.(с) мария махова

2015-01-07 в 13:13 

Wandering_bullet
le diable est dans les détails|| гействую круглыми сутками
синусоида., :facepalm3: т9)) исправила, спасибо!))

2015-01-07 в 13:21 

Мадама Плюшкина
Рядом с каждым человеком есть место добрым чудесам ^__^
Стрелки летят на лица, возраст в кибитке мчится,
Праведник ищет славы, грешника ждёт расправа.
Пожалуйста, обещай мне, что ничего не случится!
Ну пожалуйста, обещай мне... Ну что тебе стоит, право?
Я не боюсь пожара, я не боюсь подвоха,
Я не боюсь ударов, я не ищу отдушин.
Только пообещай мне, что в жизни не будет плохо
Мне на твоей постели, возле твоей подушки!

Стрелки летят на лица, возраст в карете мчится,
Праведник стар, как мрамор, грешник умён, как люди .
Как же я пообещаю, что ничего не случится,
Если и сам не знаю, что с нами завтра будет?
Я не боюсь пожара, я не боюсь подвоха,
Я не карась на море и не слабак на суше.
Но не царапай сердце страхом от слова "плохо"!
Я не умею клясться. Я не читаю в душах.

Стрелки летят и лица, возраст тяжёл, как веки,
Праведник жил и умер, грешник грешил и выжил.
Пожалуйста, пообещай мне хоть что-нибудь, но навеки.
Я не могу без правил. Я не хочу без крыши.
Можешь уйти, вернувшись. Можешь ходить по кругу.
Можешь найти примету и соблюсти обряды.
Но обещай мне быстро, что никогда друг другу
Мы не доставим боли, сходной по силе с адом!

Стрелки ложатся в небо, возраст - тоска лесная,
Праведник спит и видит, грешник уложен в кому.
Я не могу поклясться в том, что и сам не знаю.
Я доверяю нашим силе, любви и дому.
Нас сохранит дорога. Путь наш - почти что Млечный.
Я доверяю песне, я доверяю длани.
Но не терзай надрывом: "пообещай мне вечность":
Я не хозяин века. Я не ловец желаний.

Стрелки летают птицей, возраст уже за гранью.
Праведник я ли, ты ли? Колом стоит нирвана.
Пожалуйста, пообещай мне... Можешь меня не ранить?
Нет, не могу не ранить. Я не хозяин раны.
Мы не даём гарантий - и не шепчи "не каркай".
Мы сотворяем чудо, вместе бросаясь в воду.
Всё остальное - смутно. Всё остальное - карта.
Ляжет, куда захочет. Мы не крапим колоду.

Возраст побыл и вышел, стрелки лежат, смирившись.
Праведник взял от скуки грешника на поруки.
Вот мы и жизнь прожили, так и не договорившись.
Так и умрём, повздорив - руки сдавив об руки.
Локтем толкая локоть, взгляд отрицая взглядом,
Требуя, протестуя, былью скрепляя небыль.
Да ладно, не обещай мне. Мне ничего не надо.
Только пообещай мне так и дожить до неба.
(с)Виктория Райхер

2015-01-07 в 13:23 

Selena_Staile
Сказать человеку: “Я тебя люблю” — то же самое, что сказать ему: “Ты будешь жить вечно, ты никогда не умрешь” © Габриель Марсель
Не признаться не могу, а признаться тяжко,
Я б себе зашила рот, если бы смогла.
Я украла у тебя маленькое счастье
Самый крохотный флакон синего стекла.

Это счастье у тебя пряталось на полке
Покрывалось чешуей пыли и обид,
Ты его когда-то взял, доверху наполнил,
Надписал и позабыл - шкаф и так набит.

Я наткнулась на него, встав на табуретку,
Шаря в темной тишине в поисках сластей,
А оно блеснуло мне сказочно и редко,
Отразилось в потолке, брызнуло от стен,

И забилось под рукой, ласково запело -
Вот и не смогла уйти, не смогла не взять,
Там под самым колпачком голубая пена,
И такая синева - рассказать нельзя.

У тебя таких чудес - воз и два вагона,
Свежих счастий всех цветов закрома полны,
У тебя в окне живет майский птичий гомон,
У тебя в комоде есть плеск морской волны,

У тебя растут цветы и смеются дети,
У тебя так хорошо спорятся дела,
У тебя, наверно, есть всё, что есть на свете -
Ну, подумаешь, флакон синего стекла.

Самый крохотный, поверь, самый завалящий,
Может, там и вовсе чушь, талая вода.
Ты бы вовсе не полез в этот долгий ящик,
Ты б не вспомнил про него вовсе никогда.

Но сегодня ты с утра пел, готовил бигос,
Ты был весел, мир был мил, крепок был союз,
Но морщинка на щеке - та, что я влюбилась,
Превратилась в тонкий шрам, в тот, что я боюсь.

Ты поцеловал меня: приходи почаще,
Как всегда, на букве "о" губы округлив.
Я украла у тебя маленькое счастье,
И открыла за дверьми, вызывая лифт.

И такой открылся мир нежный и безумный,
И сирень, жасмин, весна, мед и пастила,
И такой прозрачный свет, что заныли зубы,
Этот крохотный секрет синего стекла.

Ты б не вспомнил про него, никогда не вспомнил,
Ты таких еще сто штук можешь сохранить.
Ты любой сосуд готов радостью наполнить,
Ты заставишь петь струной паутины нить,

Ты б не вспомнил про него средь других флаконов,
Золотится на заре фонарей слюда.

Смотрит грустно на меня профиль заоконный,
Верно, больше мне нельзя приходить сюда.

Все вокруг меня поет, будто птицы в чаще
Все внутри меня грустит не пойми о чем.
Я сжимаю в кулаке краденое счастье,
Слезы капают в него тоненьким ручьем.


Аля Кудряшова

2015-01-07 в 13:25 

Selena_Staile
Сказать человеку: “Я тебя люблю” — то же самое, что сказать ему: “Ты будешь жить вечно, ты никогда не умрешь” © Габриель Марсель
Девочка из школы возвращалась,
Шепотом шёл снег над фонарями -
В свете возникавший ниоткуда.
Из окна следил за ней мальчишка,
Много дней следил, не приближаясь,
Не сказавши девочке ни слова.
Но он знал, что девочка с портфелем,
Как и он, - смешная фантазёрка,
Что в её саду
живут бизоны,
Вместо лестниц
замирают сходни,
А в сенях
бесчинствуют норд-осты.
И решил мальчишка, что однажды
Он придёт в фланелевой рубахе
С красным шарфом на калёной шее,
Принесёт ей золота крупицы,
На пшено похожие по виду:
Это он добыл их,
по песчинке
Перебравши дно реки Норд-Форка.
Он добудет ей секрет старинный
Лун фарфоровых,
всходящих на рассвете,
Привезёт чешуйчатых драконов
И ещё полмира ей добудет.
И однажды он ушёл с вокзала
Или пристани,
где мокрые перила,
Как чубук, дымились на рассвете.
Три войны прошёл он и полсвета,
Триста городов и сто ремёсел,
Видел небылицы он и правду,
Пред которой выдумка бледнеет.
Не драконов из китайской сказки,
А в пыли, у ног своих, в Мадриде
Раненные пулями полотна
Видел он,
И на него глядели
Смертные еванегельские лики
Ратников бессмертными глазами.
Не искал он золота крупицы
На песчаных отмелях Норд-Форка,
А со дна днепровского
в ознобе
Поднимал солдатскими руками
Танки, затонувшие в атаке.
И везде он щедро жил и жадно,
Всё запоминал, во всём рождался,
Постигал пленительность ремёсел –
Только для того, чтоб, возвратившись,
Мог подробно обо всём поведать
Девочке, вернувшейся из школы.
Трижды похороненный воскрес он,
Так как знал, что умереть не может,
Полземли
не донеся до встречи…
И однажды он домой вернулся,
Отыскал он адрес и квартиру
Женщины,
которая когда-то
Девочкой из школы возвращалась.
Он ей рассказал о том, что видел,
Небылицы рассказал и правду,
Пред которой выдумка бледнеет,
Он сказал,
что ей принёс
полсвета,
Но она его не понимала –
Были ей смешны и недоступны
Все его мальчишеские бредни.
И тогда к окну он отвернулся,
Отошёл к окну он и подумал :
Неужели зря пропали годы
Смерти,
воскрешенья
и рожденья,
Неужели он напрасно прожил?
Он смотрел в окно и вдруг увидел –
Девочка из школы возвращалась
(Шепотом шёл снег над фонарями,
В свете возникавший ниоткуда),
И за ней из-за стеклянной двери
Наблюдал мальчишка незнакомый.
И мужчина громко рассмеялся,
Рассмеялся и сказал: - Отлично ! –
Он сказал:
- Да здравствует мальчишка,
Что придумал за стеклянной дверью
Целый мир – отважный и подробный,
Ведь однажды он уйдёт с вокзала
Или пристани,
где мокрые перила,
Как чубук дымятся на рассвете.
И начнёт он щедро жить и жадно,
Всё запоминать, во всём рождаться,
Постигать пленительность ремёсел
И мечты
свирепую науку,
Будет жизнелюбцем на планете –
Значит, будет ей он
благодарен!
Если даже он домой вернувшись,
Не найдёт мечты своей заветной,
Пусть он не горюет,
потому что
Всё равно ведь снова в переулке
Будет ждать какой-нибудь мальчишка
Девочку, идущую из школы…


Галина Шергова

2015-01-07 в 13:27 

Selena_Staile
Сказать человеку: “Я тебя люблю” — то же самое, что сказать ему: “Ты будешь жить вечно, ты никогда не умрешь” © Габриель Марсель
***

Снова ночь, бессонница пустая,
Час воспоминаний и суда.
Мысли, как разрозненая стая,
В вечность отлетают навсегда.

Полночь бьёт. Часы стучат, как прежде,
В комнате таинственная мгла:
Если в сердце места нет надежде,
Всё-таки и тень её светла.

***

Заката осеннего свежесть,
Высокие облака.
На камне оставила нежность
Твоя дорогая рука.

И, кажется, всё просветлело
От счастья и теплоты,
Пока, улыбаясь, смотрела
На небо вечернее ты.

Юрий Терапиано

2015-01-07 в 13:30 

Selena_Staile
Сказать человеку: “Я тебя люблю” — то же самое, что сказать ему: “Ты будешь жить вечно, ты никогда не умрешь” © Габриель Марсель
***

Еще переменится все в этой жизни - о, да!
Еще успокоимся мы, о былом забывая.
Бывают минуты предчувствий. Не знаешь когда.
На улице, дома, в гостях, на площадке трамвая.

Как будто какое-то солнце над нами встает,
Как будто над нами последнее облако тает,
И где-то за далью почти уж раскрытых ворот
Один только снег бесконечный и белый сияет

***

Когда мы в Россию вернемся... о, Гамлет восточный, когда? —
Пешком, по размытым дорогам, в стоградусные холода,
Без всяких коней и триумфов, без всяких там кликов, пешком,
Но только наверное знать бы, что вовремя мы добредем...

Больница. Когда мы в Россию... колышется счастье в бреду,
Как будто "Коль славен" играют в каком-то приморском саду,
Как будто сквозь белые стены, в морозной предутренней мгле
Колышатся тонкие свечи в морозном и спящем Кремле.

Когда мы... довольно, довольно. Он болен, измучен и наг.
Над нами трехцветным позором полощется нищенский флаг,
И слишком здесь пахнет эфиром, и душно, и слишком тепло.
Когда мы в Россию вернемся... но снегом ее замело.

Пора собираться. Светает. Пора бы и двигаться в путь.
Две медных монеты на веки. Скрещенные руки на грудь.

***

По широким мостам... Но ведь мы все равно не успеем,
Этот ветер мешает, ведь мы заблудились в пути,
По безлюдным мостам, по широким и черным аллеям
Добежать хоть к рассвету, и остановить, и спасти.

Просыпаясь, дымит и вздыхает тревожно столица.
Окна призрачно светятся. Стынет дыханье в груди.
Отчего мне так страшно? Иль, может быть, все это снится,
Ничего нет в прошедшем и нет ничего впереди?

Море близко. Светает. Шаги уже меряют где - то.
Будто скошены ноги, я больше бежать не могу.
О, еще б хоть минуту! Но щелкнул курок пистолета.
Не могу... Все потеряно... Темная кровь на снегу.

Тишина, тишина. Поднимается солнце. Ни слова.
Тридцать градусов холода. Тускло сияет гранит.
И под черным вуалем у гроба стоит Гончарова,
Улыбается жалко и вдаль равнодушно глядит.

***

Наперекор бессмысленным законам,
Наперекор неправедной судьбе
Передаю навек я всем влюбленным
Мое воспоминанье о тебе.

Оно, как ветер, прошумит над ними,
Оно протянет между ними нить,
И никому неведомое имя
Воскреснет в нем и будет вечно жить.

О, ангел мой, холодную заботу,
Сочувствие без страсти и огня
Как бы по ростовщическому счету
Бессмертием оплачиваю я.

***

Чрез миллионы лет - о, хоть в эфирных волнах! -
Хоть раз - о, это все равно! -
Померкшие черты среди теней безмолвных
Узнать мне будет суждено.

И как мне хочется - о, хоть бессильной тенью! -
Без упоения и мук,
Хоть только бы прильнуть - о, только к отраженью! -
Твоих давно истлевших рук.

И чтоб над всем, что здесь не понял ум беспечный,
Там разгорелся наконец
Огромный и простой, торжественный и вечный
Свет от слиянья двух сердец.

Георгий Адамович

2015-01-07 в 13:33 

Selena_Staile
Сказать человеку: “Я тебя люблю” — то же самое, что сказать ему: “Ты будешь жить вечно, ты никогда не умрешь” © Габриель Марсель
Ночные бабочки

Я помню вечера в начале листопада,
Ночную глубину тоскующего сада,
Где дуба одного листва еще густа,
И млеет мглистая густая темнота
Под ветками его, и нежные ночницы
Еще к нему летят в лиловый сонный час:
Трепещут в темноте незримые ресницы,
Порхают призраки пушистые...
Для вас,
Ночные бабочки, приманку я готовлю:
Предчувствуя с утра удачливую ловлю,
Я пиво пьяное мешаю пополам
С согретой патокой, потом прибавлю рому.

читать дальше...


***

Письма

Вот письма, все — твои (уже на сгибах тают
следы карандаша порывистого). Днем,
сложившись, спят они, в сухих цветах, в моем
душистом ящике, а ночью — вылетают,
полупрозрачные и слабые, скользят
и вьются надо мной, как бабочки: иную
поймаю пальцами, и на лазурь ночную
гляжу через нее, и звезды в ней сквозят.

***

Живи. Не жалуйся, не числи
ни лет минувших, ни планет,
и стройные сольются мысли
в ответ единый: смерти нет.

Будь милосерден. Царств не требуй.
Всем благодарно дорожи.
Молись — безоблачному небу
и василькам в волнистой ржи.

Не презирая грез бывалых,
старайся лучшие создать.
У птиц, у трепетных и малых,
учись, учись благословлять!

***

В хрустальный шар заключены мы были,
и мимо звезд летели мы с тобой,
стремительно, безмолвно мы скользили
из блеска в блеск блаженно-голубой.

И не было ни прошлого, ни цели;
нас вечности восторг соединил;
по небесам, обнявшись, мы летели,
ослеплены улыбками светил.

Но чей-то вздох разбил наш шар хрустальный,
остановил наш огненный порыв,
и поцелуй прервал наш безначальный,
и в пленный мир нас бросил, разлучив.

И на земле мы многое забыли:
лишь изредка воспомнится во сне
и трепет наш, и трепет звездной пыли,
и чудный гул, дрожавший в вышине.

Хоть мы грустим и радуемся розно,
твое лицо, средь всех прекрасных лиц,
могу узнать по этой пыли звездной,
оставшейся на кончиках ресниц...

***

Окно

При луне, когда косую крышу
лижет металлический пожар,
из окна случайного я слышу
сладкий и пронзительный удар
музыки; и чувствую, как холод
счастия мне душу обдаёт;
кем-то ослепительно расколот
лунный мрак; и медленно в полёт
собираюсь, вынимая руки
из карманов, трепещу, лечу,
но в окне мгновенно гаснут звуки,
и меня спокойно по плечу
хлопает прохожий: «Вы забыли», –
говорит, – «летать запрещено».
И, застыв, в венце из лунной пыли,
я гляжу на смолкшее окно.


Владимир Набоков

2015-01-07 в 13:43 

Selena_Staile
Сказать человеку: “Я тебя люблю” — то же самое, что сказать ему: “Ты будешь жить вечно, ты никогда не умрешь” © Габриель Марсель
Замирая, следил, как огонь подступает к дровам.
подбирал тебя так, как мотив подбирают к словам.
Было жарко поленьям, и пламя гудело в печи.
Было жарко губам и коленям сплетаться в ночи...
Ветка вереска, черная трубочка, синий дымок.
Было жаркое пламя, хотел удержать, да не мог.
Ах, мотивчик, шарманка, воробышек, желтый скворец -
упорхнул за окошко, и песенке нашей конец.
читать дальше...

***


Откуда вы приходите, слова,
исполненные доброго доверья?
По-моему, оттуда, где трава.
По-моему, оттуда, где деревья.
Нам переходы света и теней
за древними лесными деревами
покажутся резными теремами,
возникшими из света и теней.
А дальше будет глуше и темней,
и тропка лисья станет неприметной.
Она и вправду стала неприметной,
а все-таки давай пойдем по ней,
пойдем на ощупь,
ветки раздвигая.
Эге-ге-гей! Ну где же вы, слова?
«Слова, слова!..» —
вздыхают робко листья,
и тропка поворачивает лисья
туда, где в листьях прячется сова.
читать дальше...

***

Молитва о возвращенье

Семимиллионный город не станет меньше,
если один человек из него уехал.
Но вот один человек из него уехал,
и город огромный вымер и опустел.

И вот я иду по этой пустой пустыне,
куда я иду, зачем я иду, не знаю,
который уж день вокруг никого не вижу,
и только песок скрипит на моих зубах.

Прости, о семимиллионный великий город,
о семь миллионов добрых моих сограждан,
но я не могу без этого человека,
и мне никого не надо, кроме него.

Любимая, мой ребенок, моя невеста,
мой праздник, мое мученье,
мой грешный ангел,
молю тебя, как о милости, — возвращайся.
Я больше ни дня не вынесу без тебя!

(О Господи, сделай так, чтоб она вернулась,
о Господи, сделай так, чтоб она вернулась,
о Господи, сделай так, чтоб она вернулась,
ну что тебе стоит, Господи, сделать так!)

читать дальше...

***

Светлый праздник бездомности,
тихий свет без огня.
Ощущенье бездонности
августовского дня.

Ощущенье бессменности
пребыванья в тиши
и почти что бессмертности
своей грешной души.

Вот и кончено полностью,
вот и кончено с ней,
с этой маленькой повестью
наших судеб и дней,

читать дальше...

***

Здесь обычай древний
не нарушат.
В деревянный ставень постучи -
чай заварят,
валенки просушат,
тёплых щей достанут из печи.

В этих избах,
в этой снежной шири,
белыми морозами дыша,
издавна живёт она -
Сибири
щедро хлебосольная душа.

читать дальше...


Юрий Левитанский

2015-01-07 в 13:43 

Selena_Staile
Сказать человеку: “Я тебя люблю” — то же самое, что сказать ему: “Ты будешь жить вечно, ты никогда не умрешь” © Габриель Марсель
***

День все быстрее на убыль
катится вниз по прямой.
Ветка сирени и Врубель.
Свет фиолетовый мой.

Та же как будто палитра,
сад, и ограда, и дом.
Тихие, словно молитва,
вербы над тихим прудом.

Только листы обгорели
в медленном этом огне.
Синий дымок акварели.
Ветка сирени в окне.

читать дальше...

***

Грач над березовой чащей.
Света и сумрака заговор.
Вечно о чем-то молчащий
неразговорчивый загород.
Лес меня ветками хлещет
в сумраке спутанной зелени.
Лес меня бережно лечит
древними мудрыми зельями.
читать дальше...

***

Ирине

Зачем послал тебя Господь
и в качестве кого?
Ведь ты не кровь моя, не плоть
и, более того,
ты даже не из этих лет -
ты из другого дня.
Зачем послал тебя Господь
испытывать меня
читать дальше...

***

Что-то случилось, нас все покидают.
Старые дружбы, как листья, опали.
...Что-то тарелки давно не летают.
Снежные люди куда-то пропали.
А ведь летали над нами, летали.
А ведь кружили по снегу, кружили.
Добрые феи над нами витали.
Добрые ангелы с нами дружили.
Добрые ангелы, что ж вас не видно?
Добрые феи, мне вас не хватает!
Все-таки это ужасно обидно -
знать, что никто над тобой не летает.
читать дальше...

***

Если бы я мог начать сначала
бренное свое существованье,
я бы прожил жизнь свою не так —
прожил бы я жизнь мою иначе.
Я не стал бы делать то и то.
Я сумел бы сделать то и это.
Не туда пошел бы, а туда.
С теми бы поехал, а не с теми.
Зная точно что и почему,
я бы все иною меркой мерил.
Ни за что не верил бы тому,
а тому и этому бы верил.
Я бы то и это совершил.
Я бы от того-то отказался.
Те и те вопросы разрешил,
тех и тех вопросов не касался.
Словом,
получив свое вдвойне,
радуясь такой своей удаче,
эту,
вновь дарованную мне,
прожил бы я жизнь мою иначе.
читать дальше...

***

Как зарок от суесловья, как залог
и попытка мою душу уберечь,
в эту книгу входит море — его слог,
его говор, его горечь, его речь.

Не спросившись, разрешенья не спросив,
вместе с солнцем, вместе в ветром на паях,
море входит в эту книгу, как курсив,
как случайные пометки на полях.

Как пометки — эти дюны, эта даль,
сонных сосен уходящий полукруг...
Море входит в эту книгу, как деталь,
всю картину изменяющая вдруг.

читать дальше...


Юрий Левитанский

2015-01-07 в 13:45 

Selena_Staile
Сказать человеку: “Я тебя люблю” — то же самое, что сказать ему: “Ты будешь жить вечно, ты никогда не умрешь” © Габриель Марсель
Снежинка

Обжигаясь, тая, умирая
Бабочкой, стремящейся в огонь,
От любви и нежности сгорая,
Упадёшь ты на мою ладонь.

О восьмиконечная, резная,
Хрупкая, почти что неземная,
Падчерица вечной мерзлоты,
Как сбежать от стаи ты решилась,
Невесомой, как тебе кружилось,
Как тебе срывалось с высоты?

Сколько от дождя до снегопада
Странствовала ты, моя отрада,
Капелька, хрусталинка, душа?
Как смогла в перерожденье вечном
Сердце от распада уберечь ты,
Воздухом разреженным дыша?

Где ещё меж тем и этим светом
От земли взлетающие летом
И к земле летящие зимой
Вдруг сойдутся в точке изначальной
Два пути несхожих и случайных,
Два летящих встречно - твой и мой?

Яркой вспышкой, нестерпимой болью
Расставанье мне проколет грудь.
…Я боюсь пошевелить ладонью,
Чтобы эту близость не спугнуть.

Татьяна Кузовлева

2015-01-07 в 13:50 

de_sire
Jede Wunde ist 'ne Story, also weiter Scherben essen.
“Alone”
BY EDGAR ALLAN POE


From childhood’s hour I have not been
As others were—I have not seen
As others saw—I could not bring
My passions from a common spring—
From the same source I have not taken
My sorrow—I could not awaken
My heart to joy at the same tone—
And all I lov’d—I lov’d alone—
Then—in my childhood—in the dawn
Of a most stormy life—was drawn
From ev’ry depth of good and ill
The mystery which binds me still—
From the torrent, or the fountain—
From the red cliff of the mountain—
From the sun that ’round me roll’d
In its autumn tint of gold—
From the lightning in the sky
As it pass’d me flying by—
From the thunder, and the storm—
And the cloud that took the form
(When the rest of Heaven was blue)
Of a demon in my view—

2015-01-07 в 13:54 

Будем счастливы, господа!
Вы можете стереть коленки в кровь, моля Бога о жаре в феврале. И сосульки вырастут на ваших, поднятых к небу руках. Замерзаешь – сожги в печи мебель, но встань с колен.
Charles Bukowski - Trapped

don't undress my love
you might find a mannequin:
don't undress the mannequin
you might find
my love.
she's long ago
forgotten me.
she's trying on a new
hat
and looks more the
coquette
than ever.

she is a
child
and a mannequin
and death.
I can't hate
that.
she didn't do
anything
unusual.
I only wanted her
to.

2015-01-07 в 16:03 

Printemps
Красота в глазах смотрящего
В дачном кресле, ночью, на балконе...
Океана колыбельный шум...
Будь доверчив, кроток и спокоен,
Отдохни от дум.

Ветер приходящий, уходящий,
Веющий безбрежностью морской...
Есть ли тот, кто этой дачи спящей
Сторожит покой?

Есть ли тот, кто должной мерой мерит
Наши знанья, судьбы и года?
Если сердце хочет, если верит,
Значит — да.

То, что есть в тебе, ведь существует,
Вот ты дремлешь, и в глаза твои
Так любовно мягкий ветер дует -
Как же нет Любви?

И.Бунин

2015-01-07 в 16:56 

Ay, Carmela
Если ты хочешь выбрать свет завтра, а сегодня попрощаться с тьмой, то на самом деле ты просто выбираешь тьму.
Как все деревья в лесах и садах,
тополь весь век стоит на ногах —
стоит и чего-то ждет.
В желтый теплый июньский день
на домики бурсских деревень,
на дорогу глядит он до тьмы.
Ждал один тополь и меня,
каждую ночь до белого дня
крича у ворот тюрьмы.
Свидетель нашей жизни всей,
надежды нашей, наших вшей,
позора, жертв, разлук,
и нашей вековой беды,
и нашей полевой страды,
эх, тополь, верный друг!
Что толку, родина моя,
что я люблю твои тополя,
что толку в моей хвале!
Горячим потом полив песок,
я тополя ни одного не смог
взрастить на родной земле.

Назым Хикмет.

2015-01-07 в 16:58 

Ay, Carmela
Если ты хочешь выбрать свет завтра, а сегодня попрощаться с тьмой, то на самом деле ты просто выбираешь тьму.
Кто взглянул на красоту однажды,
Предан смерти тайно и всецело;
Будет изнывать от вечной жажды,
Но страшиться смертного удела
Кто взглянул на красоту однажды.
Боль любви в нем вечно будет длиться,
Ибо лишь глупца надежда манит,
Что желанье это утолится.
Тот, кто красоты стрелою ранен
Боль любви в нем будет вечно длиться.

Как родник - по капле иссякает,
Пьет отраву в дуновенье каждом,
Смерть из каждого цветка вдыхает:
Кто взглянул на красоту однажды
Как родник - по капле иссякает.

(Август фон Платен, "Тристан" )

2015-01-07 в 16:59 

Ay, Carmela
Если ты хочешь выбрать свет завтра, а сегодня попрощаться с тьмой, то на самом деле ты просто выбираешь тьму.
Безумье -- и благоразумье,
Позор -- и честь,
Все, что наводит на раздумье,
Все слишком есть --

Во мне. -- Все каторжные страсти
Свились в одну! --
Так в волосах моих -- все масти
Ведут войну!

Я знаю весь любовный шепот,
-- Ах, наизусть! --
-- Мой двадцатидвухлетний опыт --
Сплошная грусть!

Но облик мой -- невинно розов,
-- Что ни скажи! --
Я виртуоз из виртуозов
В искусстве лжи.

В ней, запускаемой как мячик
-- Ловимый вновь! --
Моих прабабушек-полячек
Сказалась кровь.

Лгу оттого, что по кладбищам
Трава растет,
Лгу оттого, что по кладбищам
Метель метет...

От скрипки -- от автомобиля --
Шелков, огня...
От пытки, что не все любили
Одну меня!

От боли, что не я -- невеста
У жениха...
От жеста и стиха -- для жеста
И для стиха!

От нежного боа на шее...
И как могу
Не лгать, -- раз голос мой нежнее,
Когда я лгу...

(Марина Цветаева)

2015-01-07 в 19:24 

презрительно фыркать
It's nice to be important, but it'smore important to be nice
МАЛЬЧИШКА

Он был грозою нашего района,
Мальчишка из соседнего двора,
И на него с опаской, но влюбленно
Окрестная смотрела детвора.

Она к нему пристрастие имела,
Поскольку он командовал везде,
А плоский камень так бросал умело,
Что тот, как мячик, прыгал по воде.

В дождливую и ясную погоду
Он шел к пруду, бесстрашный как всегда,
И посторонним не было прохода,
Едва он появлялся у пруда.

В сопровожденье преданных матросов,
Коварный, как пиратский адмирал,
Мальчишек бил, девчат таскал за косы
И чистые тетради отбирал.

В густом саду устраивал засады,
Играя там с ребятами в войну.
И как-то раз увидел он из сада
Девчонку незнакомую одну.

Забор вкруг сада был довольно ветхий —
Любой мальчишка в дырки проходил,—
Но он, как кошка, прыгнул прямо с ветки
И девочке дорогу преградил.

Она пред ним в нарядном платье белом
Стояла на весеннем ветерке
С коричневым клеенчатым портфелем
И маленькой чернильницей в руке.

Сейчас мелькнут разбросанные книжки —
Не зря ж его боятся как огня...
И вдруг она сказала: — Там мальчишки...
Ты проводи, пожалуйста, меня...

И он, от изумления немея,
Совсем забыв, насколько страшен он,
Шагнул вперед и замер перед нею,
Ее наивной смелостью сражен.

А на заборе дряхлом, повисая,
Грозя сломать немедленно его,
Ватага адмиральская босая
Глядела на героя своего.

...Легли на землю солнечные пятна.
Ушел с девчонкой рядом командир.
И подчиненным было непонятно,
Что это он из детства уходил.

(с) Ваншенкин


Trapped
don't undress my love
you might find a mannequin:
don't undress the mannequin
you might find
my love.
she's long ago
forgotten me.
she's trying on a new
hat
and looks more the
coquette
than ever.

she is a
child
and a mannequin
and death.
I can't hate
that.
she didn't do
anything
unusual.
I only wanted her
to.

(c) Bukowski


Борис Пастернак
Свидание

Засыпет снег дороги,
Завалит скаты крыш.
Пойду размять я ноги:
За дверью ты стоишь.

Одна, в пальто осеннем,
Без шляпы, без калош,
Ты борешься с волненьем
И мокрый снег жуешь.

Деревья и ограды
Уходят вдаль, во мглу.
Одна средь снегопада
Стоишь ты на углу.

Течет вода с косынки
По рукаву в обшлаг,
И каплями росинки
Сверкают в волосах.

И прядью белокурой
Озарены: лицо,
Косынка, и фигура,
И это пальтецо.

Снег на ресницах влажен,
В твоих глазах тоска,
И весь твой облик слажен
Из одного куска.

Как будто бы железом,
Обмокнутым в сурьму,
Тебя вели нарезом
По сердцу моему.

И в нем навек засело
Смиренье этих черт,
И оттого нет дела,
Что свет жестокосерд.

И оттого двоится
Вся эта ночь в снегу,
И провести границы
Меж нас я не могу.

Но кто мы и откуда,
Когда от всех тех лет
Остались пересуды,
А нас на свете нет?


Есенин Сергей

Пой же, пой. На проклятой гитаре
Пальцы пляшут твои вполукруг.
Захлебнуться бы в этом угаре,
Мой последний, единственный друг.

Не гляди на ее запястья
И с плечей ее льющийся шелк.
Я искал в этой женщине счастья,
А нечаянно гибель нашел.

Я не знал, что любовь - зараза,
Я не знал, что любовь - чума.
Подошла и прищуренным глазом
Хулигана свела с ума.

Пой, мой друг. Навевай мне снова
Нашу прежнюю буйную рань.
Пусть целует она другова,
Молодая, красивая дрянь.

Ах, постой. Я ее не ругаю.
Ах, постой. Я ее не кляну.
Дай тебе про себя я сыграю
Под басовую эту струну.

Льется дней моих розовый купол.
В сердце снов золотых сума.
Много девушек я перещупал,
Много женщин в углу прижимал.

Да! есть горькая правда земли,
Подсмотрел я ребяческим оком:
Лижут в очередь кобели
Истекающую суку соком.

Так чего ж мне ее ревновать.
Так чего ж мне болеть такому.
Наша жизнь - простыня да кровать.
Наша жизнь - поцелуй да в омут.

Пой же, пой! В роковом размахе
Этих рук роковая беда.
Только знаешь, пошли их на хер...
Не умру я, мой друг, никогда.


Если б мог по луне гадать я (с) Лорка


Я твое повторяю имя
по ночам во тьме молчаливой,
когда собираются звезды
к лунному водопою
и смутные листья дремлют,
свесившись над тропою.
И кажусь я себе в эту пору
пустотою из звуков и боли,
обезумевшими часами,
что о прошлом поют поневоле.

Я твое повторяю имя
этой ночью во тьме молчаливой,
и звучит оно так отдаленно,
как еще никогда не звучало.
Это имя дальше, чем звезды,
и печальней, чем дождь усталый.

Полюблю ли тебя я снова,
как любить я умел когда-то?
Разве сердце мое виновато?
И какою любовь моя станет,
когда белый туман растает?
Будет тихой и светлой?
Не знаю.
Если б мог по луне гадать я,
как ромашку, ее обрывая!


и почти вся Цветаева, но и так уже очень много

2015-01-07 в 21:09 

Printemps
Красота в глазах смотрящего
В дачном кресле, ночью, на балконе...
Океана колыбельный шум...
Будь доверчив, кроток и спокоен,
Отдохни от дум.

Ветер приходящий, уходящий,
Веющий безбрежностью морской...
Есть ли тот, кто этой дачи спящей
Сторожит покой?

Есть ли тот, кто должной мерой мерит
Наши знанья, судьбы и года?
Если сердце хочет, если верит,
Значит — да.

То, что есть в тебе, ведь существует,
Вот ты дремлешь, и в глаза твои
Так любовно мягкий ветер дует -
Как же нет Любви?

И.Бунин

2015-01-07 в 22:53 

снусмумрикккогданибудь
она делает вид, что живёт наугад
Гер-мания

У меня Гер-мания. Свастике весело.
Маниакально-репрессивный психоз.
Фальшизм окружающей местности
разрубает бешенный паровоз.

Бог умер под этим поездом
Останков его и рельс
стальные и злые полосы
в церковный сложились крест.

Но кровь текла по нему не ласков
(Кровь не могла не течь)
И от бога осталась лишь только свастика
(Маниакально-репрессивная смерть.)

У меня Гер-мания. Свастике весело.
Маниакально-репрессивный психоз.
Фашизм в окружающей местности -
лучшее из ее свойств.

На мне ордена и полосы.
Герб мании цветочит балкон
Насе-комната шелестит и ползает
И сам я зверинен и насеком.

Когда у меня на себя алер-Гитлера,
краснею сыпью Адольф поперек.
Гер-мания. Вылезает из свитера
голый сумасшедший царек.

У меня Гер-мания. Свастике весело.
Мой мирпридумывал Босх.
Но все, что страшно, все сверхъестесвенно
Меня пугает мой мозг.

Гер-мания. Я вождь и тигр тайн.
Власть - это только Абсолютная Власть.
Война (Настоящая, а не та) проиграна,
потому что мир всегда оставляет часть

недоступной, неподконтрольной, или
неизвестной (что-нибудь из иных пространств)
Гер-мания, которую мы получили -
разве только намек на Власть.

Когда я стану слепым, усталым и... смелым, рядом
Ева вновь зачем-то молодой и красивой...
Мы выпьем вместе свадебно-адских ядов
(Когда мы умрем, Германия превратится в Россию)

А пока Война, чьн важно сакральное,
а не явное (идеология, трупы)
Моя смерть не наступит, пока Гер-мания.
Гер-мания. Метафизический ступор.

Ева Браун. Браунинг. Браво, покорная девочка.
Но ни любовь, ни оргии не нужны.
Смерти нет, и любви, пока я делаю
Это с Миром Моей Войны.

Под Москвою войска. Долги ли?..
Ева, Вы тоже детали жизни, которые не нужны.
Если б знали вы, как мне дороги
факты Моей Войны.

У меня Россия. У меня агрессия.
Сделайте мне обрезание берез.
Гер-мания. Свастике весело.
Маниакально-репрессивный психоз.

У меня Гер-мания. Свастике весело.
Смех продлевает злость.
За геранью отравленного полумесяца
ухмылочки и колючки звезд.

Я герань выращиваю, желая пошлости.
За грани ума снесен
Насе-комната шелестит и ползает
и сам я зверинен и насеком.

Когда у меня на себя алер-Гитлера,
теку кровью как мертвый бог
Надо мной идея витает выпытанная.
Подо мной трупоскрючен как зяпятая пытки зверек.

Фашизофрения. Военное положение.
Неизюежное солнышко коловратов.
Врожденная склонность к уничтожению.
(Так и надо)

Мозг сваливается по лестнице.
В нем катается паровоз.
Погните свастикой рельсики!
Под откос!

Я давно б уже пошел и повесился;
Но безумие началось.
Гер-мания. Свастике весело.
Маниакально-репрессивный психоз.

Витухновская

2015-01-08 в 00:19 

сто самолетов
в моем омуте черти топятся
А хочешь, тебе расскажу я про наши закаты?
Не ярче – свежее. Облака, как куски сладкой ваты.
читать дальше
(с) Агния Апрельская

Я свободна. Я не боюсь быть странной.
У меня полнеба нежится на руках.
читать дальше
(с) Дарёна Хэйл

Вымой из кожи соль, из волос песок,
стань до небес высок, на земле весом,
читать дальше
(с) Марк Вербер

2015-01-08 в 21:20 

stay glitchy, hazy-kun
берегите психов, чужаков, еретиков, ведь всё переплетено ☆ 虎猫
Надгробие

Только ты не поклажа — кладище
И не ад, а сплошное адище.
А в груди моей, как на кладбище,
Можно долго гулять, бродить.
Безнадежно плутая тропами,
Мимо чувств, что зарыты трупами,
Можно вспомнить, как мы оттопали
И, сколь вытоптал я один.

Здесь застыл бездыханно маятник,
И куда не гляди - то памятник,
И от этого стынет, и взгляд поник,
Холоднее в крови сатанеющей.
Может, были святые, но спят они,
И по склепам осевшим спрятаны.
Уходите пока не спятили,
В моем сердце лежит не то еще.

Здесь порядки довольно строгие,
Все - храмовная боль и более.
Я тебе подарю надгробие
В самом центре, своей идиллии.
Чтоб чернело, зияло каменно
С твоим именем вбитым именно,
Чтобы горькую пили, как вино
Над плитою с моей фамилией.
(˜”*°•.Сергей MadHatter Волошин.•°*”˜ )

2015-01-13 в 18:18 

Искренность.
Бунин - Дурман.

Дурману девочка наелась,
Тошнит, головка разболелась,
Пылают щечки, клонит в сон.
Но сердцу сладко, сладко, сладко:
Все непонятно, все загадка,
Какой-то звон со всех сторон:

Не видя, видит взор иное,
Чудесное и неземное,
Не слыша, ясно ловит слух
Восторг гармонии небесной -
И невесомой, бестелесной
Ее довел домой пастух.

Наутро гробик сколотили.
Над ним попели, покадили,
Мать порыдала... И отец
Прикрыл его тесовой крышкой
И на погост отнес под мышкой...
Ужели сказочке конец?

2015-01-13 в 19:14 

Ritsuka Elune
Реальность корректируется. (c) "Штормовое предупреждение", Serpensortia
"Погляди – с востока струится тьма, у луны на лбу проступает крест,
Все моря и горы сошли с ума, ощутив нужду в перемене мест,
Воздух режет горло острей ножа, в животе шевелится скользкий спрут.
Но еще не поздно унять пожар, успокоить бурю, отсрочить суд,

Прекратить ветров погребальный вой, заменить вулканы на дым печей...
Смехотворна плата: убей того, кто сегодня спит на твоем плече.
Он - палач и плаха, скудель беды, преисподний выкормыш, адский стяг,
Кровь и гной наполнят его следы... Хоть чуть-чуть промедлишь - и будет так!

Две печати сняты, осталось пять, рыжий конь гарцует у райских врат.
Воды рек вот-вот обратятся вспять, и на землю рухнут огонь и град,
Третий ангел держит у губ мундштук, и звезда Полынь на весу дрожит…
Почему же ты не разнимешь рук? Отпусти, ему все равно не жить!

Отчего ты щуришься, хмуришь бровь, побелевший рот превращая в шрам?
Да какая, к дьяволу, тут любовь, если небо треснет сейчас по швам,
Если чаши гнева уже кипят, для господней жатвы наточен серп?
Ты ведь знаешь цену: твой младший брат - или все. Ты слышишь? Под корень - все!

Ну, решай скорее. Шуршит песок, растирая в пыль горизонта нить..."

Ты легко целуешь чужой висок - осторожно, чтобы не разбудить.

Светлана Ширанкова

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Just for us Girls

главная